http://nuzaka.ru/sapogi-antonio-biaggi.html  |  Click to read more about windshield replacement San Diego CA residents can utilize for auto glass.  |  Одежда для сна и отдыха интернет магазин Мамамаркет.

Система взаиморасчетов

Статья написана летом 1996 года специально для одного человека, с учетом его предполагаемого стиля мышления. Прилагается два параграфа, выброшенные из статьи, но, возможно, представляющие интерес.

Введение

Монетаристская политика

Деньги

Метод

Механизм

Нулевой этап

Источник инвестиций

Заключение

 

Введение

Необходимость создания организации формирующей систему взаимозачетов возникла по причине краха системы, при помощи которой производится товарообмен между субъектами экономики - финансовой системы.

Если мы проанализируем цели, ради которых создается финансовая система в государстве, то сделаем однозначный вывод - главная цель это создание системы, обеспечивающей разделение труда. При помощи разделения труда реализуется мощь и эффективность современной экономики. Соответственно, чем выше степень разделения труда, чем более удобна система товарообмена, тем выше эффективность труда, тем выше мощь экономики. И наоборот, если в государстве разрушить систему разделения труда, то эффективность труда резко упадет, и экономика разрушится.

В теории государства и в исторической науке считается общепризнанным факт того, что причиной возникновения государства явилось разделение труда. Сначала отделилось скотоводство от земледелия, затем ремесло от земледелия и так далее.

С развитием разделения труда растет уровень и мощь государства. Вероятно, будет справедливым и обратное утверждение: если нарушить разделение труда, то возможным следствием этого станет ослабление и даже распад государства.

Исходя из этих рассуждений, ясно, что первейшей и главной задачей правителей - создание условий для разделения труда.

Чем обусловлено падение производства в России? Объективными причинами этого могут быть только:

Мы знаем, что ни одна из этих причин не действует. Действует только субъективный фактор: отсутствие нормальной и удобной системы, при помощи которой реализуется разделение труда - финансовой системы. Субъективный фактор нематериален - система, при помощи которой реализуется разделение труда, есть только лишь комплекс отношений между субъектами экономики. Для того чтобы нормализовать ситуацию, нам не нужно производить материальные затраты: строить заводы, транспортную сеть и тому подобное, нам необходимо только лишь сформировать при помощи только лишь организационных усилий необходимые отношения.

Монетаристская политика

Причина столь плачевного состояния в области финансов состоит в следующем: проводилась денежно-кредитная политика по правилам, установленным так называемой "монетаристской" экономической школой. Из истории известно, что нигде она не приводила к желаемым результатам. В том числе в 1979 году в самих США монетаристы были допущены к управлению, и уже через полгода Америка отказалась от их услуг. Детальный анализ основных постулатов монетаристской теории доказывает их ложность, точнее, отсутствие какой либо полезной информации. Основной постулат монетаризма - формула обмена есть тавтология определения стоимости товара. На основании формулы обмена даются рекомендации по борьбе с инфляцией, которые на деле привели к кризису неплатежей и падению в 2 раза объемов производства.

С другой стороны заметим, что представляется совершенно логичным сокрытие подлинной экономической науки тем, кто ей владеет, по следующей причине. Никто и никогда не делится бесплатно секретами собственного благосостояния. Коммерсант не разглашает коммерческую тайну, которая привела его к успеху. Государство также не раскрывает "экономическую тайну", которая привела к процветанию государства. Представляется совершенно логичным, что на вопрос "профанов" о причине его успеха, владелец тайны не ответит категоричным отказом, а постарается предоставить ложную информацию, которая бы удовлетворила спрашивающего.

Таким образом, ясно, что в деле построения экономической системы мы не можем надеяться на чьи-либо советы, а можем надеяться только на собственные мозги.

Деньги

Что такое деньги? Не имея полной ясности в этом вопросе, нет смысла делать что-либо. В тоже время учебники по экономике дают достаточно путаные определения. Например, Э.Д. Долан в книге "Деньги, банки и денежно-кредитная политика" дает следующее определение: деньги есть нечто, имея что "можно жить на шикарной вилле на Гавайях с супермоделью и ездить в мерседесе". Аналогичный ответ физика, на "вопрос что такое свет?", будет, вероятно, выглядеть так: "свет это то, чем светит солнце". Есть ли польза от таких ответов?

Анализ финансовых систем, как прошлого, так и настоящего показывает, что сутью денег является то, что они есть чьи либо товарные долговые обязательства, пример - безналичные и бумажные деньги, либо сами по себе являются материальными ценностями - монеты из золота и серебра. Все современные "твердые валюты" имеют завуалированное (скрытое) материальное обеспечение. Например, мы можем проследить, что наличный доллар США имеет косвенное золотое обеспечение - биржевая стоимость золотого запаса США по порядку величины совпадает с количеством долларов ФРС. Безналичный доллар обеспечен залоговыми ресурсами. В современных финансовых системах очень сложно прослеживать принципы их построения. Базовые принципы, на которых они стоят, скрыты под мощным покровом различных наслоений, в том числе исторических. Основные результаты работы финансовой системы США, цели которые она исполняет, позволяют полагать, что она была спроектирована порядка 50 лет назад, сразу же после второй мировой войны.

Другое определение денег, аналогичное приведенному - "сохранная расписка". В финансовой системе России на рубеже 19-20 веков эмиссионный банк, Госбанк, представляет собой всего лишь камеру хранения, куда граждане вкладывают свое золото, в обмен, получая "сохранные расписки" - кредитные билеты, которые используют затем в качестве денег.

Количество денег в обращении не играет никакой роли в механизме ценообразования. Чем больше денег в обращении, тем больше материальных ресурсов, покрывающих эти деньги, находится во владении эмитента. Стало быть, денежная стоимость товара определяется только отношением количества денег в обращении и количеством товара в сокровищнице эмитента.

Утверждение о пропорциональности уровня цен количеству денег в обращении есть результат преобразования монетаристской формулы обмена. Оно ложно. Финансовая политика, определяемая формулой обмена, не имеет каких-либо перспектив добиться желаемого, и ведет только к одному результату - разрушению финансовой системы. Это мы наблюдаем на нашей практике в течение последних лет.

Практически во все времена сокровищем, покрывающим деньги, являлись драгоценные металлы, такие как золото и серебро. В настоящее время наличный доллар США покрывается золотом Государственного Казначейства США и МВФ. В принципе в качестве сокровища мы вправе взять любой товар. Например, в Германии в 1923 году была учреждена твердая марка, она приравнивалась к мере ржи. Представляется, что целесообразно принять за сокровище тот товар, которым страна обеспечена в большей мере. С другой стороны желательно, чтобы этот товар не был товаром высокой степени переработки. Аграрная страна может выбрать в качестве него сельхозпродукцию (зерно). В наших условиях целесообразно выбрать энергоносители, в первую очередь нефть.

Механизм эмиссии является ключевым в работоспособности финансовой системы. Он необычайно прост: при поступлении товара во владение эмитента производится эмиссия денег. Наоборот, когда деньги предъявляются эмитенту, он выдает товар по твердому курсу и аннулирует деньги.

Исторический опыт показывает, что когда государство гарантировало свободный обмен бумажных денег на сокровище по твердому курсу, то это приводило к бурному развитию экономики. Так, граф Витте, царский министр финансов, ввел свободный обмен денег на казенное золото. Мы знаем, что именно с периодом работы Витте совпал период максимального расцвета экономики дореволюционной России. Интересен прием, использованный графом при рекламировании денег. Он не говорил "покупайте наши деньги". Граждан просили обменивать обращающиеся кредитные билеты Госбанка на казенное золото, мотивируя это тем, что золота слишком много, казенные расходы на охрану золота слишком велики. При этом граждане "посмеивались" над ним и думали, что уж лучше пусть золото хранится в Госбанке.

С другой стороны существуют примеры, когда недальновидная политика, обусловленная примитивной логикой правителей, ввергала страну в кризис. Например, в одно время, Екатерина решила выпустить медный рубль и указом постановила ценить его также как серебряный. Таким образом, были выпущены в обращение "необеспеченные" деньги, так как стоимость сырья (меди) в них была ниже материала, из которого были изготовлены оригинальные рубли. В результате возникла денежная неразбериха, инфляция, бегство от денег. В результате выгоды, полученные Екатериной от экономии серебра, многократно были перекрыты убытками от экономического кризиса.

Невероятно, но факт, наше правительство не проводит эмиссию даже в обмен на золото. Тогда как американцы, например, с удовольствием приобретают российское золото, в обмен на новообразованные доллары.

Представим себе, что произошло бы, если бы правительство проводило эмиссию в обмен на энергоносители. В этом случае в экономике сразу же появилось необходимое количество твердых денег, обеспеченных энергоносителями по твердому курсу. Исчез бы кризис неплатежей, экономика бы заработала. Необходима только лишь совершенно незаметная поправка в метод эмиссии денег. Что же мешает ему поступить таким образом?

Мы видим, что механизм эмиссии играет важнейшую роль в работе финансовой системы. Небольшие поправки в его работе способны в корне сломать всю систему.

Метод

Для решения задачи ликвидации кризиса экономики нам необходимо и достаточно только наладить функционирование системы, обеспечивающей разделение труда - финансовой системы. Все остальные параметры, необходимые для успешного функционирования экономики у нас в норме.

Самый простой путь создания финансовой системы ясен: государство централизованно занимается ее строительством. В настоящее и ближайшее время этот путь бесперспективен: во властных кругах доминируют ложные представления о том, как ее нужно строить. Такие представления внедрены монетаристской школой и ее главным носителем МВФ. Никаких оснований и мотивов того, чтобы МВФ давал нам действительно полезные советы, мы найти не сможем. Более того, результаты проводимой политики говорят о том, что она проводится с выгодой для определенных стран.

Если выпуск нормальных денег на уровне центральных органов власти невозможен, то мы можем добиться какого-либо успеха и смягчить остроту ситуации, введя в обращение собственные деньги. Наша цель только одна - наладить систему, облегчающую товарообмен. То как мы это сделаем, не имеет особого значения. Выпустив в обращение ценные бумаги, подтвержденные товаром, мы можем сделать так, что эти ценные бумаги начнут играть роль денег. Мы решим основную задачу государства в области экономики - наладим финансовую систему. В обмен мы получим огромный инвестиционный товарный кредит от владельцев денег, который сможет использовать на инвестиции в различные сферы. Имеет место своеобразный симбиоз: государство дает гражданам возможность разделения труда, а в обмен, граждане, сами того не осознавая, дают государству огромный инвестиционный кредит.

"Суррогатные" деньги могут выпускаться в обращение, как частными эмитентами, так и властными структурами. И те, и другие вправе выпускать ценные бумаги, обеспеченные товарами и услугами, которые, обращаясь, могут исполнять некоторые функции денег.

В настоящее время процесс идет в нужном направлении. Например, нашли широкое распространение во многих регионах жилищные облигации (сертификаты). Они могут исполнять функцию накопления средств населением, но при условии, что оно копит средства на жилье. Крупные предприятия выпускают товарные векселя. По сути своей они есть полный аналог обычных денег. При их помощи решаются проблемы взаиморасчетов между предприятиями. Эти нововведения существуют недавно, они не получили своего полного развития. Мы можем спокойно ждать развития ситуации, безусловно, все может нормализоваться хаотически. Но можем предпринять осознанные шаги, направленные на совершенствование будущей финансовой системы. Второй путь более предпочтителен, ибо мы сможем воздействовать разумом на развитие финансовой системы, а не ждать, когда все нормализуется хаотически. Ясно, что, действуя мозгами, мы достигнем скорейшего развития финансовой системы, а следовательно, сократим период кризиса нашей экономики.

Существующие формы денег, которые бурно развиваются - векселя и жилищные облигации, обладают рядом минусов, главный из которых - невозможность достижения ими состояния всеобщего эквивалента. Ясно, что они не смогут в должной мере обеспечить легкое и эффективное разделение труда. Именно поэтому сейчас необходимо начинать готовиться к следующему шагу - созданию региональных государственных финансовых систем. Если ранее региональным властям можно было отмахиваться от активных действий, жить "по течению" и не включать мозги, то сейчас становится ясно, что критичность ситуации достигла пика. Надвигается энергетический кризис. За ним хаос и беспорядки, которые сметут пассивную власть. Политическая тенденция такова, что вина за происходящее будет переложена центральными властями на региональные, которым уготована участь козла отпущения. Пришла пора активных действий.

С другой стороны необходимо отметить следующее. Было бы ошибочным полагать, что развал финансовой системы в России - случайность. Случайно ли в России оказалось 200 миллиардов долларов? Случайно ли на точно такую же сумму было вывезено в США товаров в качестве беспроцентного материального кредита, который маловероятно, что будет когда-либо возвращен? В мире ничего случайно не происходит. Ясно, что кому-то выгоден происходящий процесс. Очевидно, что не в интересах этого "кого-то" будут предлагаемые действия. Стало быть, он попытается воспрепятствовать этому. В России демократический строй. Поэтому никто не скажет, что такого-то регионального властителя сняли потому, что он мешал США грабить Россию. Придумают другое обоснование. Поэтому необходимо продумать систему безопасности. Самый простой путь - имитировать хаос. Необходимо сделать так, чтобы процесс создания региональных финансовых систем выглядел как случайное, хаотическое и массовое явление. Случайным выглядел процесс издания жилищных сертификатов и векселей, таким же должен быть и новый этап. Причем отметим, что для личной безопасности и устойчивости руководителей было бы целесообразно всячески избегать проявления реального знания. Иначе говоря, со стороны все должно выглядеть так: некий регион занялся решением проблемы взаимозачетов. В результате у него появилась собственная финансовая система. Естественно, что руководство не вникало в детали системы, у него своих забот по горло, и давало делу ход потому, что дело вроде бы полезное. Кто и откуда взял появившийся механизм - непонятно. Другие регионы, создавая собственные финансовые системы, кивают на соседей, мол, у них что-то получается, вот и мы попробовать решили. Если кто-то потребует уничтожить готовую финансовую систему, то нужно не отказывать прямо, а соглашаться, но при этом необходимо тайно инициировать предприятия города и население на волну протестов, так, чтобы вынудить противника предоставить ясное и логически стройное обоснование своего шага. Сомнительно, что он сможет это сделать.

Следует остерегаться того, что противник попытается внести поправки в финансовые системы, такие, что системы будут запрограммированы на саморазрушение. Интеллектуальный потенциал противника очень высок, ведь он смог выполнить достаточно сложные задачи. Также необходимо изначально заложить в систему защиту от воровства. Ведь самым простым способом дискредитировать процесс является то, чтобы вынудить руководство финансовой системы украсть ресурсы, взамен обещая неподсудность. Самый простой способ защиты от воровства - юридическое разделение эмиссионного банка и аппарата управления. Эмиссионный банк может совершать только две операции - принимать ценности в обмен на эмитируемые деньги и наоборот, совершать обратную операцию. Товарными ценностями, как кредитными ресурсами распоряжается, к примеру, кредитный совет, назначаемый представительным органом власти.

Механизм

Механизм функционирования региональной финансовой системы должен быть в точности таким, каким он является в других финансовых системах. Выпускаются ценные бумаги, твердо обеспеченные товаром, которые начинают играть роль денег. Принцип эмиссии должен оставаться тем же: эмиссия денег производится только в том случае, когда во владение эмитента попадает товар. Товар обменивается на "эмиссионные" деньги. Деньги аннулируются тогда, когда владелец денег предъявляет эмитенту деньги, а эмитент отдает ему товар. Баланс - количество денег в обращении и количество товара во владении эмитента должен соблюдаться. Именно это позволяет держать твердый курс денег. Совершенно необязательно придерживаться данного принципа буквально. Например, нам нет смысла строить хранилища для хранения товара-сокровища, как строятся хранилища для золота, и свозить туда все товары, обеспечивающие деньги. Мы можем поручить хранение сокровищ предприятиям-производителям.

Другим предприятиям мы можем выдать товарный кредит и конвертировать наши сокровища в более устойчивую форму. Например, выдав товарный кредит в виде стройматериалов и топлива, мы конвертируем сокровища, обеспечивающие наши деньги в более устойчивую форму - недвижимость.

Необходимо создать эмиссионный банк, который будет выпускать наши деньги в обращение. Не нужно пугаться слов "эмиссионный банк". Безусловно, никто не позволит создать учреждение с таким названием, ибо такой банк у нас только один. Название такого учреждения может быть любым, но суть должна быть одна: "банк" должен выпускать деньги - "ценные бумаги", подтвержденные товарной массой. Понятие "деньги", также как и "банк" должно отсутствовать при учреждении этой структуры.

Желательно, чтобы номинал денег был определен исключительно в товарном виде. Например, было бы неплохо, если бы номинал денег выражался бы в нефти или в бензине. В качестве наличных денег можно использовать талоны на бензин. Прецеденты введения бензиновых талонов в обращение хорошо известны. Они использовались в "застойное" время, в настоящее время некоторые частные компании пытаются вводить их в обращение, причем не без успеха. В качестве безналичных денег можно ввести расчетную единицу с любым безобидным названием, приравненную, например, к тому же бензину.

Эмиссионный банк можно назвать так: "Региональный департамент по взаиморасчетам". Денежную единицу можно назвать как "расчетная единица департамента по взаиморасчетам". Когда система заработает можно ввести неофициальное название денег, подходящее деньгам, например, "боны" и тому подобное.

Бензин и нефтепродукты являются достаточно ограниченной базой для выпуска денег. Денег же требуется большое количество. Мы можем продумать механизм размножения денег. Размножение денег обеспечивается в разных финансовых системах различными методами. Например, В США база первичных денег составляет порядка 200-250 миллиардов долларов, тогда как в обращении их находится до 5 триллионов долларов. Результирующая сумма денег превышает количество первичных денег в 20-25 раз. Там используется механизм мультипликативного размножения денег, который реализуют коммерческие банки, принимая первичные деньги под процент и выдавая ссуды. Обеспечением новообразованных денег является залог, под который выданы ссуды.

В финансовой системе США роль множителя денег играют коммерческие банки. Система коммерческих банков складывалась десятилетиями. Ясно, что в условиях региональной финансовой системы создание системы коммерческих банков не имеет смысла, поскольку возможно, что сама потребность в региональных финансовых системах будет скоротечна, так как не вечно же центральная власть будет проводить монетаристскую политику.

Мы можем пойти иным путем: принять решение об установлении твердого курса денег относительно нескольких товаров. Допустим, у нас был установлен курс относительно бензина. Мы принимаем решение об установлении курса относительно многих товаров с низкой степенью переработки - стройматериалы, зерно. В этом случае мы сможем расширить базу наших денег, поскольку в эмиссионный банк можно будет принимать в обмен на эмитируемые деньги данные виды товаров. Допустим, регион с населением в 1 миллион человек нуждается в денежной массе в 10 триллионов рублей. Мы выпустили собственных денег на сумму равную этой. В этом случае в распоряжении эмиссионного банка окажется товаров на указанную сумму. Они должны быть в собственности банка, ибо эти товары обеспечивают деньги. С другой стороны, хотелось бы, чтобы эти товары не лежали бы омертвленным грузом на складе и портились, а приносили бы реальную пользу. Не нарушая принципа эмиссии, мы можем их использовать по своему усмотрению: можем выдать товарный кредит перерабатывающим предприятиям, например, под залог готовой продукции.

Представим себе следующую ситуацию. Мы "раскрутили" наши деньги, создали вторичный рынок, тем самым, обеспечив их ликвидность. Наши деньги достигли состояния всеобщего эквивалента. Предприятия начинают ценить наши деньги и вести в них расчеты. Мы предлагаем какому-либо предприятию покупать у него товар, что называется с колес. То есть весь товар, произведенный им, покупается автоматически эмиссионным банком за эмитируемые деньги. Оплата поступает мгновенно. Предприятию не нужно заботиться о рынке сбыта, прочих вещах, единственной его заботой становится повышение эффективности труда и качества продукции. Единственным условием мы выставляем, что оно должно сохранять товар в надлежащем виде неопределенное время. Ясно, что такая перспектива является идиллической для наших предприятий и любое из них с радостью пойдет на этот шаг. Мы сможем выбирать предприятия, через которые нам стоит проводить эмиссию денег. Это будет ставить такие предприятия в "привилегированное" положение по отношению к другим. Привилегированные предприятия будут исполнять роль крана, через который деньги будут пускаться в обращение. С другой стороны они будут исполнять роль первичного хранителя сокровища, обеспечивающего наши деньги. При превышении разумных лимитов запасов сокровища, мы можем кредитовать часть сокровищ перерабатывающим предприятиям, например, если наши деньги эмитируются в обмен на кирпич, то мы можем кредитовать кирпичом строительное предприятие. Так мы можем конвертировать сверхнормативные остатки кирпича в долговечный товар - жилье.

Нулевой этап

Нулевой этап является одним из самых тонких и самых сложных этапов в создании финансовой системы. Мы только решили ввести в обращение новые деньги, о них еще никто не знает, никто не ведет с их помощью торговлю, они не достигли состояния всеобщей меры стоимости. Возникает вопрос: кто понесет товар в эмиссионный банк для получения денег? Вторичного рынка денег нет, их нельзя конвертировать в любую из валют. Товарообмен за новые деньги еще не ведется, люди не стремятся их заработать. Ясно, что по доброй воле никто на нулевом цикле не включится в оборот новых денег.

Возникает некий порог, через который сложно переступить, но если через него переступить, то все от этого выиграют. Нельзя население убедить в этом так, чтобы оно по доброй воле включилось в создание нашей финансовой системы, тогда как ему она крайне выгодна. Чтобы осознать необходимость этого, нужно прилагать определенные мыслительные усилия, а массовое сознание на это не способно. Необходимы определенные ухищрения, чтобы перейти этот порог, принудить население и предприятия пользоваться нашими деньгами, вести с их помощью товарообмен и накапливать их. Нельзя убедить неспециалиста в том, что требует нетривиального анализа и логических размышлений. Поэтому убеждение населения нужно проводить при помощи определенных рекламных трюков.

Существует определенный опыт в рекламировании денег. Например, существует всем хорошо известный опыт продвижения жилищных сертификатов ДСК. Он не увенчался успехом. Реклама жилищных сертификатов сводилась к лозунгу "ДСК - выпуск и продажа жилищно-инвестиционных сертификатов". Трудно выдумать что-либо примитивнее. Более того, потенциальному покупателю сертификатов предлагалась сомнительная бумага, которая не имела даже признаков документа: отсутствовали как печать, так и подлинная подпись.

Если бы ДСК последовал примеру графа Витте и призвал бы население быстрее выкупать готовые квартиры, поскольку содержание готового жилфонда - вещь достаточно обременительная, если бы ДСК создал вторичный рынок сертификатов, побудив спекулянтов к торговле сертификатами, то эффект мог бы быть совсем другим.

С другой стороны существует опыт продвижения других денег - долларов США. Здесь реклама состояла совершенно в другом. Никто не призывал приобретать доллар США. Предлагалось приобрести множество товаров за доллары США. Был создан вторичный рынок долларов США при помощи коммерческих банков - купля-продажа долларов, что обеспечило долларам быструю ликвидность.

Можно вводить деньги в обращение в принудительном порядке. Например, региональная власть может принудить население пользоваться бензиновыми талонами, переведя на них торговлю нефтепродуктами в регионе.

Основываясь на положительных примерах рекламных кампаний, можно сделать вывод, что для успешного продвижения наших денег, нам следует:

Вторичный рынок создается следующим образом: мы должны принудить банки и фирмы заняться спекуляцией на курсах покупки и продажи наших денег. Для этого мы сначала просим какую-либо фирму начать спекуляцию нашими деньгами, при этом она должна взимать достаточно большую маржу, которая должна достигать, например, десяти процентов. Через некоторое время, другие фирмы, видя выгоду от операций с нашими деньгами, включаются в этот процесс, вследствие конкуренции маржа снизится до обычных размеров. Мы получим такой эффект, что наши деньги можно будет свободно конвертировать в другие деньги "на каждом углу". Именно это будет означать, что наши деньги обладают легкой ликвидностью. Убедив население в том, что наши деньги ликвидны, мы сможем выплачивать зарплату нашими деньгами.

Источник инвестиций

Мы можем кланяться центру и МВФ и клянчить кредиты, а можем сделать так, чтобы наши соседи клянчили кредиты у нас.

Допустим, кирпичный завод произвел большое количество кирпича и продал его эмиссионному банку в обмен на эмитируемые деньги. Деньги пошли в обращение и надолго остались там, например, были отложены в чулок. Кирпич лежит на складе завода и обеспечивает эти деньги. Мы его вправе продать только за "наши" деньги, а они не приходят, так как "работают". Кирпич не может лежать долго, он портится. Руководство предприятия возмущено тем, что кирпич никто не забирает. Ведь оно считает, что получило "полную оплату" за произведенный продукт. Что делать? Мы можем конвертировать кирпич в дома. Мы предоставляем его в кредит строительному предприятию, а оно передает нам часть готовых площадей по стоимости, равной стоимости кирпича. Заметим, что кредит можно сделать беспроцентным, либо под самый малый процент. Кредит предприятию чрезвычайно выгоден. Выгоден он и нам, ибо мы конвертируем наше сокровище в более надежную форму. Содержание пустых квартир обременительно и мы раздаем их населению в кредит. Причем оплата квартир должна производиться нашими деньгами. Причем процент мы можем устанавливать самый малый. Вообще говоря, проценты за эти кредиты нас мало интересуют, для нас важно сохранение устойчивости нашей финансовой системы.

Что такое инвестиции? Говорят, что нам нужны доллары для развития экономики. Скажите, разве можно построить из долларов что-либо? Доллары, на наш взгляд можно использовать лишь для оклейки стен. Куда еще физически можно применить эти маленькие кусочки бумаги? Куда можно приспособить квадратные микроны магнитных носителей, на которых физически записана информация о состоянии счетов в иностранных банках.

Инвестиции это вещь сугубо материальная. Например, можно инвестировать кирпич, цемент, металл, электромоторы. Из этих вещей действительно можно создать что-то полезное. Все это у нас есть в избытке. Нужда в долларах обусловлена отсутствием должных производственных отношений, которые они формируют. Сформировав должные производственные отношения посредством создания региональной финансовой системы, мы получим тот же самый эффект, но за одним исключением. Для получения долларов мы должны отдать США материальные ресурсы (согласно ценам), либо влезть в долги. Во втором случае мы никому ничего не отдаем, ни во что не влезаем.

В случае роста производства неизбежен рост накоплений. Если предположить, что когда-то сумма накоплений достигнет средних "застойных" двух тысяч рублей, что равно 20-30 миллионам рублей сегодня, то перспектива инвестиций за счет сбережений населения может оцениваться в размере 20-30 триллионов рублей на регион с миллионом населения. Если учесть оборотные средства предприятий, то данная сумма, по меньшей мере, удвоится. Как видим, инвестиционные ресурсы составляют порядка 40-60 триллионов рублей на миллионный регион. Никто никогда не даст нам подобных сумм, а тем не менее, они лежат у нас "под ногами", нам необходимо предпринять нетривиальные шаги, чтобы извлечь их.

Ясно, что эмитенту, как представителю государственной власти выгодно получить как можно больший материальный кредит. Ведь его можно использовать для инвестиций в промышленность, с помощью него могут решаться многие социальные вопросы, такие как жилищная проблема. Заметим, что материальный кредит является бессрочным и беспроцентным. Для эмитента важно стимулировать накопление своих денег населением и предприятиями. Для этого ему необходимо доказать, что его деньги являются стабильным и надежным средством накопления. Нельзя допускать мысли каким-то образом изъять ценности фискальными методами либо выпустить необеспеченные деньги. Это вызовет неизбежную инфляцию денег, бегство от них и, как следствие, резкое уменьшение материального кредита эмитенту. Убытки от подобных шагов всегда многократно превышают выгоды.

Предположим, мы создали финансовую систему и ввели в оборот сумму денег, равную 20 триллионам сегодняшних рублей. Затем, мы решили украсть на необходимые нужды один триллион. В результате финансовая система развалилась. Мы поимели выгоду, но лишили себя права бессрочного пользования суммой в двадцать раз большей. Ясно, что мы поступили недальновидно.

Заключение

В заключение хотелось бы сказать следующее: в наших силах изменить экономическую ситуацию к лучшему. Для этого необходимо власть предержащим немного реформировать свою психологию и мышление. Мышление правителя и подданного отличается также сильно, как мышление врача и пациента, как мышление специалиста и неспециалиста в любой сфере человеческой деятельности. Для оценки ситуации и принятия решений необходимо научиться отвлекаться от усвоенных с детства привычек и представлений, ибо все люди в условиях демократии изначально воспитываются как подданные. Как и в любой профессии, принятие решений при конструировании государства должно быть обусловлено только трезвым расчетом и логикой. Необходимо четко различать, что является объективной реальностью, а что плодом нашего воспитания. Мы привыкли ценить деньги: уже трехлетний ребенок знает, что на них можно покупать сладости. Но для правителя деньги ничто, ведь он их печатает. Ценна для него только вся финансовая система в целом, ибо она способствует процветанию его государства.

Сергей Рижинс.

Не вошедшие в статью параграфы, имеющие интерес.

Логический принцип

Мы находимся в более привилегированном положении по сравнению с противником. Основной логический метод, используемый им, состоит в следующем: существует логика "здравого смысла" (тривиальная) и просто логика (нетривиальная). Первый вид мышления характерен для неспециалистов в данном предмете, второй для специалистов. Все действия противника направлены на то, чтобы создать "теорию", которая была бы приемлема "здравым смыслом", но в то же время содержала бы критичные "ошибки", программирующие результат использования этой теории таким, чтобы он соответствовал интересам противника. На выработку таких идеологических схем брошены колоссальные интеллектуальные ресурсы. Дело это чрезвычайно сложное. Наша задача состоит в том, чтобы разрушить его идеологические построения. Ясно, что наша задача куда легче, нежели его. Но мы не можем прямо указывать на его ошибки, ибо анализ его теории является нетривиальным, требует сосредоточения и, следовательно, недоступен массовому сознанию. Единственный наш выход - это предложение обществу таких идей, которые не идут в разрез с его идеологическими построениями, уже завоевавшими массовое сознание, как бы дополняют их, но в то же время полностью нейтрализуют их деструктивные результаты.

Так, и векселя предприятий, и жилищные сертификаты не являются "криминальными" с точки зрения "рыночных" воззрений, идут в струе с лозунгом о развитии рынка ценных бумаг, но в то же время они хотя бы частично нейтрализуют деструктивные последствия разрушения государственной финансовой системы.

Таким образом, все наши действия по построению финансовой системы должны быть облечены в пропагандистскую форму, соответствующую официальной "рыночной" идеологии. Необходимо отрицать, что наши деньги являются деньгами и на худой конец утверждать, что они являются ценными бумагами, рынок которых мы должны всемерно развивать. Ведь какая рыночная экономика существует без развитого рынка ценных бумаг? Если же противник начнет утверждать, что данные ценные бумаги есть деньги, то у него нужно спросить: "Если это деньги, то, что же такое ценные бумаги?".

Мы должны заботиться о том, чтобы противник не смог придумать удобоваримого пропагандистского обоснования шагов по пресечению наших действий. Например, в 1994 году в момент учреждения института жилищных облигаций Центробанк выступил категорически против этого начинания. Можно предположить, что руководство его было в курсе реальной подоплеки происходящих событий. Тем не менее, оно не смогло изобрести удобоваримое пропагандистское обоснование своей категоричности, вследствие чего у "здравомыслящей" публики оно вызвало непонимание и подозрительность. Для того чтобы противник смог изобрести пропагандистское обоснование своих шагов по запрещению и убедить в этом общественное мнение необходимо время и достаточно большие усилия. Если он пойдет ва-банк и начнет действовать без должного пропагандистского обоснования, то он покажет свое свою нелогичность, а может быть и истинное лицо и, следовательно, проиграет.

Налоги

На первый взгляд уход от налогов кажется предприятием, вызванным эгоистическими интересами. Может быть это так, но существуют еще и фундаментальные причины, имеющие колоссальное стратегическое значение. Дело в том, что в настоящее время в правящих кругах превалирует ложное представление о понятии "доход", определяемое обывательской (тривиальной) логикой. Доход в их представлении есть получение денег, тогда как, учитывая определение денег, получение последних есть только лишь предоставление материального кредита эмитенту. Мы считаем, что доходом может считаться только лишь потребление товаров и услуг. На первый взгляд разница невелика, но это только на первый взгляд. Эта политика наносит существенный удар по экономике государства, ибо создает тепличные условия для "натурального" хозяйства: "безденежный" сектор в экономике исключается из налогообложения, чем примитивнее форма хозяйствования, тем меньшие налоги взимаются. Создаются несправедливо худшие условия для товарного хозяйства. Учтя то, что основным методом разрушения экономики государства является удар по системе обеспечивающей разделение труда, становится ясно, что данная политика есть своеобразный "удар с другого фланга". Наконец неправильно строится таможенная система, что препятствует включению государства в международное разделение труда. Безграмотность при получении займов у иностранных государств, приводит к тому, что реальная процентная ставка по кредиту равна не 7-10% годовых, как указано в договоре, а 30-50% годовых.

Мы должны не мытьем, так катаньем убедить правящие круги в ином взгляде. Сделать это можно следующим образом. Мы создаем систему, в которой "наши" деньги де-юре не считаются деньгами, поскольку они не имеют рублевого номинала. Стало быть, получение их не считается доходом. Следовательно, предприятия, пользователи "наших" денег, не подлежат централизованному налогообложению, а мы местные власти могут установить налоги для таких предприятий по собственному усмотрению.

Ясно, что возможно сопротивление со стороны определенных сил. В этом случае мы должны предложить им решить дело в судебном порядке. Суд должен постановить, что такое-то наименование "ценных бумаг" есть деньги. Тогда мы меняем название "наших денег". В конце концов, мы можем вынудить: