http://v-lider.com/moda-i-stil/309-ochki-ot-solntsa-dlya-devushek-kakoj-tsvet-predpochest.html  |  Wood bag закажите поиск товара в китае.  |  crownstep.com

Сергей Рижинс, весна 1995 г.

Спасение утопающих --- дело рук самих утопающих

Деньги
Разделение труда
Доход
Финансовые системы

В статье рассматриваются причины кризиса неплатежей, как основной причины экономического кризиса, анализируются скрытые побудительные мотивы деятельности Международного валютного фонда, а также критикуется его официальная монетаристская экономическая теория. Даются определения основных экономических понятий, таких как деньги и доход. На основе этих рассуждений излагаются логически проистекающие из них методики оздоровления финансовой системы страны.

 

Хотелось бы немного прояснить экономическую ситуацию в сегодняшней России. Экономику терзает кризис неплатежей. Из- за него наблюдается катастрофический спад производства и инвестиций в народное хозяйство. Вследствие спада производства наблюдается рост безработицы, причем фактически он много больше тех данных, которые дает статистика. Работающему населению не выплачивается зарплата под весьма благовидным предлогом борьбы с бюджетным дефицитом, который якобы является основной причиной инфляции. С другой стороны, в течении многих месяцев бюджетный дефицит минимален, а инфляция только за полгода с осени 1994 года составила порядка 400% (по ценам на бензин). Возникает вопрос: а зависят ли темпы роста цен от бюджетного дефицита, и если нет, то вообще от чего они зависят на самом деле. Объяснения таких товарищей, как Чубайс и Ясин, которые бормочут что-то невнятное о каком-то росте инфляционных ожиданий, толком ничего не объясняют. Эти друзья обосновывают свои теории на так называемой монетаристской экономической теории, выходящей из недр Международного валютного фонда. Поклонение монетаризму стало российской официальной идеологией, которая гласит --- если мы будем руководствоваться монетаризмом, то нас ожидает светлое будущее его величества рынка, и заживем мы так же богато, как американцы.

Деньги

Для того, чтобы прояснить ситуацию, нам необходимо вернуться немного назад и разобраться в базовых экономических понятиях, что называется "посмотреть в корень". Например, что есть деньги? Монетаристские учебники стыдливо обходят этот вопрос стороной, например Эдвин Дж. Долан (Э. Д. Долан, "Деньги, банки и денежно-кредитная политика") отвечает следующим образом --- "Это знает каждый --- только стоит подумать, что можно сделать на деньги. Можно уехать на Гавайи, ездить на Мерседесе или "БМВ", жить в шикарной вилле с супермоделью ..., разве это не объясняет спрос на деньги?". Оригинальное объяснение не так ли?

Ответим на этот вопрос следующим образом: деньги бывают двух видов --- товарные и кредитные. Товарные деньги имеют ценность заключенную в них самих --- например золотые монеты имеют ценность, равную содержащемуся в них количеству золота. Кредитные деньги (ассигнации, банкноты) фактически являются сохранными расписками на какие-либо материальные ценности, например золото. Так доллар США некогда прямо являлся сохранной распиской на определенное количество золота и назывался соответственно золотым сертификатом (Gold Sertificate) государственного казначейства США.

В настоящее время декларируется, что ценообразование подчиняется формуле обмена MV=Py, где М --- количество денег, V --- скорость их обращения, P --- уровень цен, y --- уровень производства. На самом деле эта формула означает следующее --- "Стоимость продаваемых в единицу времени товаров равна количеству уплаченных за них денег" - -- и представляет типичный пример тавтологии, не несущей никакой информации.

Несмотря на то, что монетаризм декларирует такие принципы ценообразования, реально финансовая система США им не подчиняется. Деньги США обеспечиваются товарно-материальными ценностями по принципу сохранных расписок, но механизм обеспечения необычайно усложнен. Финансовая система США построена в виде трехуровневой эмиссионной пирамиды. На первом уровне стоит казначейство США, которое выпускает золотые сертификаты под все золото, хранящееся в Форт- Ноксе. Этими золотыми сертификатами обладают 12 банков федеральной резервной системы (ФРС), которые выпускают в обращение вторичные деньги --- банкноты федеральной резервной системы (Federal Reserve Note), причем эти банкноты обеспечиваются золотыми сертификатами казначейства. Кроме банкнот ФРС эмитирует также немного безналичных денег, которые называются остатками на счетах банков, членов ФРС. Все деньги, эмитированные ФРС, обеспечиваются золотыми сертификатами казначейства, которые в свою очередь обеспечиваются золотом. Если мы возьмем баланс ФРС за какой- либо год и разделим количество долларов, эмитированных ФРС, на количество золота Форт-Нокса, то результат окажется равным биржевой стоимости золота на данный момент.

На третьем уровне стоят банки --- члены ФРС, реализующие третичную эмиссию, используя механизм мультипликативного размножения денег. Кратко он выглядит следующим образом: допустим вы положили на счет в банке 100 долларов. Из них банк ссудил под залог $95, а $5 оставил в качестве резерва, размер которого определяется законодателями. Мы видим, что $100 превратились в $195. Далее идет цепочка, и первоначальные $100 превращаются в $2000. Чем обеспечены появившиеся $1900? Ответ ясен: они обеспечены имуществом, заложенным в банках. В обеспечении третичной эмиссии важную роль играют ценные бумаги правительства США --- прямые долговые обязательства, выраженные в долларах. Банковская система вынуждена их поглощать, поскольку они могут служить резервом. Доллары, эмитированные посредством третичной эмиссии занимают подавляющую часть денежного рынка, например, сейчас количество долларов ФРС меньше 300 миллиардов, а всего в мировом обороте более 4 триллионов долларов.

Отметим, что подобная система достаточно совершенна и эффективна, она позволяет генерировать такое количество денег, которое необходимо экономике в данный момент, хотя безусловно она обладает рядом недостатков.

Таким образом мы видим, что все деньги Соединенных Штатов обеспечены реальными товарными ценностями --- золотом и имуществом, заложенным в банках. Именно это обстоятельство позволяет финансовой системе США быть работоспособной.

Утверждается, например, что цена золота определяется соотношением между спросом и предложением. Сразу вспоминается реклама Мавроди, где он также утверждал, что курс акций АО МММ определяется спросом и предложением. Интересно почему же цена золота растет, ведь ничто не мешает американцам выбросить на рынок золото, которого у них около 15 тысяч тонн. Совершенно ясно, что они могут устанавливать цену на золото продавая или скупая его, и следовательно инфляция доллара является контролируемой и более того планируемой.

Зачем же нужна инфляция доллара? Мы выяснили, что современные деньги фактически подразумевают под собой сохранные расписки на товар, выполняющий функции сокровища, соответственно обладатель денег является кредитором эмитента. Даже если эмитент имитирует монетарную систему и декларирует свободное курсообразование, это еще не значит, что его слова не расходятся с делом. Если эмитент не обязан держать твердый товарный курс валюты, то он может постепенно снижать его с целью получения определенного дохода. Доход образуется из той части сокровища, которая высвобождается из фонда обеспечения денег. Если учесть, что США ввели в мировой денежный оборот около 3 трлн. долларов (за пределами США), то при пятипроцентной инфляции, их долг владельцам долларов ежегодно уменьшается на 150 миллиардов. Эта сумма представляет собой чистый доход, который используется Соединенными Штатами на собственные нужды.

Совершенно ясно, что игра стоит свеч. Существуют дополнительные блестящие ходы, реализованные американскими экономистами, направленными на обман таких, как мы, и позволяющие увеличить подобную мошенническую доходную часть американской экономики приблизительно в два раза. Идея одного из таких способов состоит в следующем: "Если выдать третьему государству кредит в долларах, то США потеряет товаров на эту сумму, тогда как, для того, чтобы вернуть долг это государство (в лице предприятий) ввезет в США товаров на эту сумму плюс на сумму, необходимую для уплаты таможенной пошлины". Если таможенная пошлина составляет 50%, а кредит выдается на три года под 7% годовых, то реальный процент ссуды составит \frac{50}{3}+7=24% годовых. Отметим, что США могут свободно варьировать величину ссудно-таможенного дохода увеличивая либо уменьшая уровень таможенной пошлины для каждого конкретного государства в зависимости от его задолженности (режимы благоприятствования в торговле).

Как видим, рассуждения, в которых ценность денег в межгосударственных отношениях начисто отрицается, и как ценность рассматривается исключительно товар, могут достаточно просто и понятно помочь нам разобраться в хитросплетениях мировой экономической системы.

Выяснив что такое деньги, разберемся --- а зачем они вообще нужны?

Разделение труда

В древности деньги отсутствовали, либо их роль была минимальна. Экономику тех времен можно охарактеризовать таким понятием, как натуральное хозяйство. Каждый человек сам охотится с помощью заточенной палки и камней, сам же потребляет продукты своего труда. Прогресс в экономике возникает только тогда, когда в ней начинается разделение труда --- человек может специализироваться в конкретной профессиональной области, там, где и у него получается лучше чем у других, не специалистов. Именно таким способом --- способом товарного хозяйства создается доход современной цивилизации --- автомобили, корабли, самолеты, электроника \footnote{Под термином "товарное производство" мы подразумеваем не производство с целью последующей продажи, а производство, основанное на разделении труда.}. Чтобы обеспечить разделение труда, необходим определенный механизм, обеспечивающий возможность товарного обмена с наименьшими издержками (издержками обращения) . Этой цели служат деньги, а точнее вся финансовая система в целом. Одна из главнейших обязанностей государства есть обязанность создать условия для процветания товарного хозяйства, построив финансовую систему, как форму их реализации.

Деньги, сами по себе не представляют никакой ценности --- это просто бумажки, означающие чьи-то обязательства. Ценность денег определяется в целом как ценность всей финансовой системы, точнее насколько успешно она выполняет свою главную функцию --- обеспечение возможности разделения труда в государстве путем создания эффективной и справедливой системы товарообмена.

Рассмотрим государство с развитым товарным производством. Интересно, а что произойдет если в этом государстве разрушить финансовую систему. Поскольку в нем не будет системы, обеспечивающей разделение труда, товарное производство начнет немедленно распадаться, и будут процветать натуральные формы хозяйствования. Экономическая система начнет деградировать --- замедлят работу заводы, будут уничтожены высокотехнологичные производства, где разделение труда наиболее развито, вследствие этого экономический потенциал государства резко снизится. Таким образом мы делаем вывод: для того, чтобы ослабить экономику конкретного государства совершенно не обязательно наносить ракетно-бомбовые удары по промышленным объектам, а достаточно лишь подорвать ее финансовую систему, все остальное разрушится само собой.

Доход

Далее перейдем к рассмотрению понятия "доход", правильное понимание которого позволяет наиболее эффективно строить налогово-таможенную политику. Допустим, вы в 1985 году заработали 20 тысяч рублей и отложили их в чулок. Тогда на них можно было купить три автомобиля. Через десять лет вы воспользовались этими деньгами и купили один килограмм колбасы. Возникает вопрос: какой же доход вы в конечном итоге получили? --- доход эквивалентный стоимости трех автомобилей или эквивалентный стоимости килограмма колбасы. Очевидно имеет место второй вариант. Заметим, что доход возник только в связи с потреблением вами килограмма колбасы, ведь вы могли бы подождать еще года три и ваш доход мог бы составить коробок спичек, а если бы у вас украли колбасу, то доход получил бы вор.

Сделаем вывод: доход измеряется исключительно в количестве потребленных товаров, услуг, его нельзя измерять в деньгах, тем более, что акт продажи товара (приобретение денег) эквивалентен помещению в государственное казначейство определенных материальных ценностей в обмен на сохранные расписки. Ведь никто не считает доходом получение гардеробного номерка при сдаче в одежды в гардероб, хотя ценность этого номерка может быть очень высокой, если в гардероб сдана норковая шуба, не является доходом также получение чека камеры хранения, стоимость которого может составлять баснословную сумму, если туда сдан чемодан с бриллиантами.

Другие экономические понятия, такие как прибыль, добавленная стоимость и другие, не имеют абсолютного смысла поскольку определяются конкретным законодательством. Прибыль можно определить как нечто, с чего платится "налог на прибыль". Добавленная стоимость определяется также --- это то, с чего платится "НДС".

Всем известно, что в России сельхозпредприятия, использующие товарный способ производства (современные сельхозмашины, сложное оборудование), облагаются всеми возможными налогами, и у них остается 10-15% дохода. С другой стороны, производители, использующие примитивные орудия труда (коса, лопата, мотыга), называемые личными подсобными хозяйствами и фермерами вообще не облагаются налогом, если их продукция предназначена для личного потребления (читай "дохода"), либо облагаются по минимуму (12%), если продукция предназначена на продажу. Произведя равное количество продукции, первые получат доход в восемь- девять раз меньший нежели вторые. Совершенно ясно, что товарное сельхозпроизводство в таких условиях обречено на вымирание вследствие неравной конкурентной борьбы.

Как видим, налицо государственная политика, направленная на удушение товарного сельхозпроизводства с развитым разделением труда и поощрение примитивных форм хозяйствования. Так, Ю. Черниченко рапортует об успехах такой политики --- 80% призводимого в стране картофеля, 60% овощей и фруктов, 40% молока и мяса\footnote{Ю. Черниченко, "Замороженный фермер", Аргументы и факты, 14, 1995 г.} производится сегодня с помощью примитивных орудий труда и допотопных форм хозяйствования, наиболее приближенных к натуральному и требующих максимальных затрат труда на единицу продукции.

Исходя из понятия о доходе как о мере потребления, можно без особого труда сконструировать наиболее эффективную таможенно-налоговую систему. Налог должен взиматься с дохода, а доход получают исключительно потребители, а не производители (о каком доходе может идти речь если они несут только одни затраты по производству продукции). Следовательно базовый принцип, на котором должна быть построена налоговая система, должен быть следующим: {\em налог взимается исключительно с потребителя}. В некоторых случаях с потребителя налог взимать достаточно сложно в силу технических трудностей, поэтому он взимается {\em через производителя}, например продающего продукцию потребителю.

Таможенная система неразрывно связана с налоговой системой, поскольку она также служит источником пополнения государственного бюджета. Допустим отечественное предприятие продает товары за рубеж. В таком случае эти товары никак не могут быть потреблены на территории нашего государства, а следовательно не могут быть доходом наших граждан. Должен ли облагаться каким-либо таможенным сбором экспорт? Очевидно нет, более того, никакие налоги не должны взиматься с денежного дохода, полученного в результате экспорта.

Другое дело, когда товары ввозятся на территорию нашего государства. В этом случае товары явно предназначены для потребления нашими налогоплательщиками, и следовательно будут представлять их доход. Общий сбор, таможенный плюс налоговый, в этом случае должен быть равен той сумме, какую уплатило бы отечественное предприятие если бы этот товар был произведен им и продан нашим налогоплательщикам. Если доход российского предприятия равен 10% от произведенной продукции, то доход иностранного предприятия должен быть равен той же части стоимости ввезенных товаров, иначе говоря таможенная пошлина должна равняться 900%. Заметим, что только в этом случае мы не будем иметь привилегий, данных иностранцам, в ущерб отечественным производителям.

Финансовые системы

Пришло время поставить диагноз болезни российской экономики. Основным бичом, терзающим экономику, безусловно является кризис взаимных неплатежей: предприятиям не хватает расчетных средств, чтобы расплатиться друг с другом, чрезвычайно сильно возрастают издержки обращения, в том числе и из-за обесценивания оборотных средств. Товарное производство, а именно там необходимы деньги, как средство взаиморасчета, постепенно угасает, как следствие наблюдаются невиданный спад производства и падение уровня жизни граждан.

Все эти беды происходят из-за того, что в экономике нет достаточно надежной и эффективной системы, позволяющей просто и удобно вести товарообмен --- на всех предприятиях склады забиты продукцией, но нет движения, потому, что правительство борется с инфляцией и стремится максимально уменьшить скорость обращения денег, поскольку считает, что это может снизить уровень цен. Зная формулу обмена MV=Py, и элементарную арифметику, оно смело, подобно третьекласснику, решает уравнение с одним неизвестным, получает P=\frac{MV}{y} и думает, что если оно ограничит рост параметра МV (количество денег и скорость их обращения), то и рост цен замедлится. А вот даже первокурсники знают, что, например, в алгебре матриц такие операции, как деление, просто так не проходят. Матрицы тоже достаточно примитивные объекты, экономические же объекты имеют гораздо большую сложность.

Знают они или нет, что делают не имеет особенного значения постольку, поскольку в любом случае подобная политика имеет фактическую цель --- ликвидация отечественной финансовой системы, уничтожение производств, которые являются для России излишними, включение России в американскую финансовую систему на правах падчерицы и стимулирование потребления Россией долларов в обмен на материальные ресурсы, в которых так остро нуждается американская экономика.

Как ни странно выход из создавшейся ситуации выглядит не простым, а очень простым. Для нормализации экономической системы необходимо и достаточно только лишь ввести в обращение твердые деньги, обеспеченные материальными ресурсами по принципу сохранных расписок. Первое, что приходит в голову, это то, что необходимо учредить некую всероссийскую камеру хранения, гардероб или наконец Государственный Банк (кому какое название нравится), куда все желающие могли бы сдавать определенные материальные ценности, в обмен получая сохранные расписки. Очевидно, что эти расписки будут иметь рыночную цену, эквивалентную стоимости товара, которым они обеспечены. Затем субъекты экономики смогут начать товарообмен, используя расписки в качестве средства платежа.

Мы видим, что не нужно изобретать велосипед --- это классический метод введения в обращение денег, который известен уже несколько сотен лет. Именно так покончил с инфляцией Сокольников, введя золотой рубль. Точно также в двадцатых годах XX века было покончено с инфляцией в Германии, только вместо золота, в качестве сокровища, там использовалось зерно. В сегодняшней ситуации совершенно необязательно использовать в качестве сокровища именно золото. Ведь если без золота еще можно как-то прожить, то, например, без нефти никак нельзя. Выбирать, что будет служить сокровищем, можно исходя из количества конкретного ресурса, которым обладает страна.

Безусловно, на государственном уровне все устроить намного проще --- проще достичь унификации денег --- моновалютная система наиболее удобна для всех. Даже если сокровища недостаточно, чтобы выпустить достаточное количество денег для насыщения экономики, можно воспользоваться мультипликативно-залоговым механизмом, описанным выше. Но что делать если в руководящих сферах государства нет доброй воли, и руководители являются вольными или невольными марионетками сил, не заинтересованных в процветании нашего государства. Это тоже не особенная проблема. Теоретически представляется возможным ввести некое подобие финансовой системы и без участия государственной власти.

Мы выяснили, что для того, чтобы нормализовать ситуацию в экономике, необходимо ввести в обращение какие либо ценные бумаги, выполняющие функцию денег, имеющие фактический статус сохранных расписок. Задумаемся, а обязательно ли именно государство должно этим заниматься? Почему бы этим не заняться частным эмитентам? Тем более, что можно бросить лозунг о развитии цивилизованного фондового рынка, а против этого лозунга адепты "рыночных реформ" ничего не смогут противопоставить в пропагандистском плане. Выгоды, которые получат эмитенты очевидны --- это фактическое получение беспроцентных кредитов, нормированных в материальном выражении (например в тоннах нефти). Эти кредиты в первую очередь наполнят оборотные средства предприятий, а если успех будет значительным, они смогут пойти и на инвестиции в основные фонды, причем размер их может быть колоссальным. После того, как население убедится в надежности таких ценных бумаг, обеспеченных конкретной промышленной продукцией, оно начнет использовать их в качестве средства накопления, а потенциал накопления поистине колоссален. Например, в 1989 году сбережения граждан составляли порядка 300 миллиардов рублей, что сегодня эквивалентно 500- 700 миллиардам долларов. Если в течении нескольких лет население накопит ценных бумаг на такую сумму, это будет означать, что отечественная промышленность получит инвестиции на эту же сумму.

Допустим, что региональная группа предприятий, например нефтяной промышленности (нефтедобыча, нефтепереработка, реализация ГСМ), объединилась в эмиссионный синдикат с целью выпуска топливных талонов\footnote{Почему нефтяники не могут иметь права выпуска таких ценных бумаг, ведь общественный транспорт выпускает в обращение абонементные талоны и проездные билеты, кинотеатры --- билеты в кино и т.п.}. Издав тираж, синдикат начинает отпуск ГСМ исключительно за эти талоны. Специально нанятые брокеры, начинают куплю- продажу талонов за рубли, иностранную валюту, получая маржу порядка 5-10% на разнице курсов покупки и продажи, которые они устанавливают сами. Нанимать брокеров необходимо только для создания вторичного рынка талонов. После того, как все увидят, что на марже можно неплохо зарабатывать, в игру включатся другие коммерсанты и коммерческие банки, нанятым брокерам можно уйти в сторону, а можно и не уходить. Представьте себе, что будет означать если коммерческие банки хотя бы часть своих активов переведут в топливные талоны? Это будет принудительное, нетривиальное кредитование нефтяной промышленности. Представим себе, что прошло достаточное время и у населения сформировалось мнение о талонах, как о ликвидном (в любое время можно обменять на деньги) средстве. Очевидно можно предложить рабочим получать зарплату топливными талонами. Если они будут знать, что в любой момент смогут конвертировать их в деньги или товар, то они с радостью пойдут на это. Поставщикам также можно будет производить оплату талонами, и мы приходим к следующей модели --- {\em предприятия сами печатают для себя оборотные средства}.

Рассмотрим эффекты, связанные с бухучетом и возникающие при выдаче зарплаты топливными талонами. Денежный номинал талонов, который используется при расчетах фонда заработной платы, устанавливается для бухгалтерии только один раз при учреждении талонов. Через некоторое время стоимость талона индексируется рынком в соответствии с инфляцией, следовательно индексируется и зарплата персонала, тогда как, декларированный номинал талонов остается на прежнем уровне, и декларированная величина зарплаты не изменяется. Предприятие платит налоги с декларированной величины ФЗП, и их относительная доля от фактического дохода предприятия уменьшается с течением времени. Очевидно, что налоги можно свести к минимуму, по прошествии некоторого времени.

Можно ввести и такую безналоговую модель, называемую имитацией натурального хозяйства. В ситуации, когда товарное производство в России подвергнуто жесточайшему прессингу со стороны творцов мировой экономической политики, это представляется наиболее приемлимым, для обеспечения защиты товарного способа производства. В этой модели предприятие становится холдингом, владеющим и сдающим в аренду средства производства, холдинг не имеет цели получения дохода и прибыли. Рабочие становятся предпринимателями без образования юридического лица, каждому из которых холдинг дает в пользование оборудование, масса таких предпринимателей заключает коллективное соглашение о производстве конечной продукции, произведенная продукция де- юре распределяется по членам соглашения, которые поручают продать ее через уполномоченного ими всеми дилера (например администрацию холдинга) и получают доход, с которого платят подоходный налог в размере 12%. Если же эти предприниматели получают доход в виде топливных талонов, то юридический доход возникнет у них только в момент продажи топливного талона кому-либо за деньги. В случае если акт продажи не задокументирован для налоговой инспекции, этот предприниматель может вообще не платить никаких налогов.

Безусловно топливные талоны могут стать мощным заменителем денег и сильно оздоровить ситуацию в экономике страны. Но задумаемся разве мы обязаны выпускать ценные бумаги обеспеченные только нефтепродуктами. Ведь в качестве сокровища может выступать, в принципе, любой товар. Весьма полезным представляется учреждение зерновых сохранных расписок. Зерновое производство имеет важную особенность --- сезонный характер, то есть производитель осенью, собрав зерно, должен реализовать его на рынке. Что происходит сейчас всем известно --- если производитель продаст зерно осенью, то к весенней страде он останется без штанов, поскольку всю выручку обесценит инфляция. Наученные горьким опытом сельхозпроизводители не торопятся продать зерно сразу, а хранят его на своих складах, зачастую совершенно неприспособленных, и продают по мере необходимости. Как результат этого, резко увеличиваются издержки хранения --- продукция многое теряет в качестве. С другой стороны зерносохраняющие предприятия остаются незагруженными, что тоже плохо. Возникает вопрос, а почему зернопроизводителям и зернохранителям не объединиться в эмиссионный синдикат, уставной целью которого будет оптимизация процесса хранения зерновых? Синдикат выпускает зерновые сертификаты, имеющие статус сохранных расписок. На зернохранилища поступает зерно от производителей, а им выдаются сертификаты, удостоверяющие право собственности обладателя сертификата на это зерно. Уставной целью синдиката не будет являться получение прибыли, а только лишь принятие зерна на сохранение. При предъявлении сертификатов, синдикат отгружает зерно по первому требованию. Производитель, сдавший зерно синдикату, может продать свое зерно, реализовав сертификат на него в любой, удобный для него момент времени. Таким образом, продажа зерна и продажа сертификата является эквивалентной операцией, за исключением того, что зерно с элеватора никуда не перемещается. Допустим, мы реализовали эту модель, и в обращении появилось определенное количество зерновых сертификатов. Мукомольные предприятия хотят приобрести зерно, но его можно получить лишь в обмен на сертификаты. Они уполномочивают брокеров провести закупки сертификатов на рынке. Скупая зерновые сертификаты, брокеры сами того не осознавая рекламируют сертификаты, как средство обращения. Как следствие образуется вторичный рынок зерновых сертификатов. Вторичный рынок определяет цену сертификата выраженную в других денежных единицах --- рублях, долларах, топливных талонах. Таким образом зернопроизводители, сдав зерно синдикату имеют чувство, что они получили денежный эквивалент, поскольку в любой момент могут конвертировать сертификаты в другие валюты, и мы имеем фактический результат --- оплата за серно поступает мгновенно без задержек, в полном объеме в твердой валюте, не нужно заботиться о сбыте продукции.

Конечно нельзя ограничиваться выбором только двух видов сокровищ, при формировании негосударственных локальных финансовых систем. Выбор сокровища, должен осуществляться исходя из практических соображений, впрочем как и выбор тактических методов реализации моделей. В качестве сокровища можно взять и уголь и многое другое. Например, учитывая жесточайший кризис неплатежей в топливно-энергетической отрасли, можно было бы с успехом приметить изложенные методики следующим образом: угледобывающие предприятия создают региональные угольные фонды, которые выпускают в обращение ценные бумаги (сертификаты), обеспеченные углем. Затем проводится операция по созданию вторичного рынка угольных сертификатов, и, собственно, проблема мгновенной оплаты за произведенную продукцию оказывается решенной.

Кто-то может сказать, что издание тиража ценных бумаг очень дорогое удовольствие. Это действительно так, более того не существует законодательной базы, которая позволяла бы это делать. Задумаемся, а обязательно ли выпускать эти ценные бумаги именно в наличной форме. Наличные деньги нужны только лишь для розничной торговли и обычно их доля в общей денежной массе невелика (около 15%). Во взаиморасчетах между предприятиями наиболее удобны безналичные деньги. Существует закон о потребительской кооперации, который позволяет создать эмиссионный синдикат в виде паевого товарищества (кооператива). Сертификаты имеют статус паев в кооперативе. Члены кооператива могут перечислять паи друг другу путем подачи в расчетный центр аналога платежных поручений. Порядок расчетов можно позаимствовать из банковской системы. Чтобы получить возможность выпустить наличные сертификаты, необходимо создание законодательной базы, позволяющее сделать это. Наличные сертификаты нужны именно как наличные деньги, используемые в первую очередь в розничной торговле. Поэтому они должны быть неименными, защищенными от подделки, должен быть определен юридический порядок, по которому может быть определена подлинность сертификата. Если эти требования неисполнимы, то выпуск наличных сертификатов теряет смысл. Учитывая, что противники нормализации финансовой системы имеют достаточную власть, чтобы предотвратить комплексное юридическое обеспечение нормативной базы выпуска наличных сертификатов, успех этого предприятия представляется проблематичным.

Вспомним первый опыт --- создание нормативной базы, позволяющей выпуск ценных бумаг, обеспеченных жильем --- жилищно-инвестиционных сертификатов. Намерение ее реализовать вызвало легкий шок в лагере агентов МВФ, которые препятствовали этому, даже не утруждая себя обеспечением удобоваримой пропагандистской поддержки. Итогом стал компромисс, строители получили возможность самоинвестирования, но возможность создания вторичного рынка обращения сертификатов была практически исключена, что безусловно резко снизило эффективность нововведения. Тем не менее мы говорим, что все равно была одержана первая крупная победа сил, противодействующих тем, кто имеет цель добить российскую экономику.

С. Рижинс